ru
ua ru
Сражение за Киев. Бой 1941 года
Наша общая Победа
20 сентября 2021
0 Комментариев

Один из первых немецких самолетов, сбитых зенитчиками в районе Киева

Осень 1941 года стала, пожалуй, худшим моментом Великой Отечественной войны. Самые тяжелые поражения Красной армии приходятся не на лето, а именно на осень, когда первый шок от нападения, казалось бы, прошел. В устрашающем перечне котлов 1941 года сражение за Киев занимает специфическое место. Это была колоссальная катастрофа РККА.

«Сгорел» сразу целый фронт во главе с командующим. Однако итоги похода на Киев неоднозначно оценивались и немцами, и более того, согласно популярной среди германских военных точке зрения, именно сражение на Украине предопределило невозможность для Рейха выиграть войну.

Что же произошло под Киевом в мягком теплом сентябре 1941 года?

Стоять и умирать

Первые недели войны прошли для РККА под знаком непрерывных, перетекающих одна в другую катастроф. Вермахт отхватывал все новые области, войска постоянно отступали. Поначалу хорошим решением казался отход на «Линию Сталина» — комплекс укреплений, возводившихся в 30-е годы на западных рубежах. Однако в действительности это был не слишком надежный рубеж. Редко расположенные бункеры могли разве что несколько усилить оборону стрелковых дивизий. К тому же, на старые укрепления отходили основательно помятые части.

На Украине в глубину Советского Союза наступала немецкая группа армий «Юг» фельдмаршала фон Рунштедта. В течение июля немцы довольно быстро проломили «линию Сталина». Сбитые с укрепленных позиций, красноармейцы отступали дальше на восток. Поражал даже не сам факт, а то, насколько уверенно, практически рутинно немцы взламывали все новые рубежи. РККА отбивалась отчаянно, но как казалось, все эти усилия не давали особого результата. Резервы, подходящие из глубины страны, непрерывно контратаковали, но разбивались о противника как стекло о кирпичную стену. Казалось, что для немцев все идет по плану.

Юго-Западный фронт

Юго-Западный фронт под командой генерал-полковника Михаила Кирпоноса был уже сильно истощен боями, но Киев пока удерживался прочно. Лобовые атаки немцев в начале августа буксовали, и казалось, что в будущее можно смотреть если не с оптимизмом, то без чувства надвигающегося всеобщего краха.

Войска отошли на линию Днепра, и для вермахта оказалось неожиданно сложной задачей прорваться за реку и расширить плацдармы. Однако в августе Гитлер принял принципиальное решение, повлиявшее на ход всей войны. Операциям на Украине нацисты решили придать новый импульс, перебросив туда войска, воевавшие до сих пор на востоке Белоруссии и под Смоленском — в первую очередь 2-ю танковую группу Гудериана.

Фюрер своеобразным образом признал заслуги «болотной» 5-й армии: расправа с ней должна была стать одной из ключевых задач группы армий «Центр». С одной стороны, это значило, что наступление на Москву откладывается на несколько недель. Однако теперь кое-как держащийся Юго-Западный фронт должен был получить удар сразу двух групп армий. Это решение казалось спорным уже тогда, и позднее его много критиковали. Однако Гудериан не без ворчания исполнил этот приказ. Западнее него на юг разворачивалась также пехота.

В результате в конце августа русские обнаружили гигантский пресс, выдавливающий Юго-Западный фронт к Киеву с севера. Армия Потапова, так хорошо воевавшая в лесах и болотах, была вынуждена отступить из лесного района — и оказалась первой жертвой этого пресса. Армию Потапова не смогли одолеть искусством маневра, и теперь просто забили массой людей и огневой мощью, но такое признание со стороны противника не могло утешить солдат, погибающих на берегах Днепра.

Положение на северном фланге становилось час от часу хуже. Группу Гудериана пытались стреножить ударами во фланг — и почти добились успеха. Танковые бригады и стрелковые дивизии, бросавшиеся в самоубийственные атаки, по крайней мере ограничили те силы, которыми «Быстрый Хайнц» мог нажимать на расползающийся фронт. Однако собственные силы Кирпоноса были очень ограниченными.

Характерно, что в последние недели жизни Юго-Западного фронта было потеряно очень много людей, но очень мало танков — бронированные кулаки, которыми можно было хотя бы как-то ограничивать прорывы вермахта, были сбиты до костей.

Именно к этому периоду относится знаменитое предложение Жукова сдать Киев и отвести защищающие его войска за реку. Обычно драматизм и решительность дебатов по этому поводу преувеличивают. Жукову приписывают план отвода всего фронта далеко на восток, из-под удара танков.

Клыки сомкнулись

В окружении оказались остатки четырех армий и управление фронта, более 450 тысяч человек.

Однако все сражение за Киев велось против ослабленного и истощенного предыдущими боями войска. В течение предыдущих месяцев катастрофически упала именно боевая численность войск, число людей, умеющих вести бой с винтовкой в руке. Из-под Киева пыталась вырваться огромная масса людей, но она состояла главным образом из тыловых подразделений. Им предстояло пройти десятки километров, почти всем — в пешем строю, пробивая с каждым днем все более плотные заслоны вермахта.

Немцы быстро начали расчленять котел на части, добивая продолжавшие сопротивляться отряды. Что не менее ужасно, снаружи им почти ничем не могли помочь: все, кто мог пробить окруженным путь к своим, уже втянулись в бои. Никаких сильных резервов на периферии котла у Ставки просто не было.

К сожалению, не лучшие качества показал командующий фронтом Михаил Кирпонос. Самые важные первые часы окружения генерал потратил на то, чтобы получить уточняющие указания свыше, а затем почти сразу упустил общее руководство войсками.

Кровавый итог

Время, потраченное немцами на добивание изнуренных остатков Юго-Западного фронта, было использовано русскими для приведения новых сил в боеспособное состояние. Через два с небольшим месяца эти войска подобно мечу Немезиды обрушатся на истощенные немецкие армии у ворот Москвы. Прорыв немцев к Москве в сентябре мог серьезно умалить эффект от военных усилий СССР. Немцам, собственно, даже не требовалось взять столицу: достаточно было парализовать огнем и бомбардировками московский транспортный узел и прекратить работу заводов Москвы и Тулы.

Это был бы удар, от которого СССР мог и не оправиться. Однако для этого, безусловно, требовалось присутствие под Москвой тех войск, которые в реальности провели сентябрь в боях под Киевом. Сопротивление советских войск на южном фланге вызвало перекройку плана «Барбаросса», и в итоге сорвало его полностью.

К сожалению, для сотен тысяч солдат и командиров Юго-Западного фронта вытягивание армады немецких сил на себя означало мучительную гибель. Юго-Западный фронт встретил удары с севера и юга на пределе прочности, и его разгром в сентябре 1941 года был, к великому горю, практически неизбежным.

Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором. Мнение авторов и приглашенных гостей может не совпадать с позицией нашей редакции.
0 Комментариев
Комментарии (0)
Оставить комментарий
Имя
Комментарий
Защитный код
Обновить
Последние новости
Обратная связь
Информационное агентство "Крым сегодня", регистрация Роскомнадзора - ИА №ФС 77-78535 от 29 июня 2020 года
Главный редактор - Анастасия Сергеевна Гридчина
г. Симферополь, ул. Самокиша, 30
+7 (978) 924-77-17
16+