ru
ua ru
Григорий Иоффе: «В политику меня привело любопытство»
Наш эксклюзив
3 апреля 2019
0 Комментариев

Фото: Общественной палаты РК

Все мы хотим счастья и процветания любимой России. А чтобы добиться этого, важно, чтобы рядом находились своего рода моральные авторитеты. Это не то, что успешные политики или люди, экономически развивающие территории. Они должны обязательно расти на этих улицах, учиться в здешних школах, знать, чувствовать земляков той общностью, которую рождают одно на всех небо, солёные брызги моря, фильмы, которые привозили в детский кинотеатр, дружившие между собой родители – сплав, который сложно описать словами, но именно он даёт человеку право довести веский аргумент, заступиться, не позволить чужаку хозяйничать не в его доме.

Я говорю всё это о сегодняшнем имениннике, известном крымском журналисте, многолетнем парламентарии, а ныне -- председателе Общественной палаты РК Григории ИОФФЕ. Хотя в такой день меньше всего хочется упоминать его многочисленные титулы и должности. Для большинства крымчан он – соотечественник, свой, понимающий, почему в центре Симферополя есть место, которое называют «крестом», где раньше находился «итальянский дом», по какому маршруту стучал колёсами на стыках уютный трамвайчик. А раз так, то не любить благословенную эту землю он не может. Думаю, именно это обстоятельство в тревожном 2014-м заставило его круто поддержать российский вектор, войти в комиссию по подготовке новой Конституции и далее на каждом этапе поддерживать коллег-политиков в трудном процесс вхождения в российское законодательное, гуманитарное, социальное поле. Говорим с ним об этом и, конечно, не только.


Что Вас, учителя русского языка, успешного публициста, привело в политику? Как начинался Ваш путь на новом поприще?

 Если охарактеризовать главный побудительный мотив одним словом, то это будет любопытство. По окончании университета я 7 лет работал завучем в Добровской средней школе Симферопольского района . Стал им практически в 22 года. А директором был очень именитый и уважаемый педагог Яков Михайлович Слонимский. Молодость и ответственная должность не очень во мне уживались. Жизнь вокруг бурлила. Хотелось ничего не упустить. Тем более, что в университете я играл в КВН, ездил в Москву к Александру Маслякову, был знаком с ребятами из других регионов. Всё это расширяло кругозор. Куда было девать кипучую энергию. Параллельно с преподаванием я занялся журналистикой.

Наверное, это было непросто, ведь в Симферополе выходили всего три газеты – партийные «Крымская правда» и «Курортная газета» и молодёжная «Крымский комсомолец».

И ещё учтите, что в советское время человек с моей фамилией просто так попасть в профессию не мог. Поэтому сразу у меня не получилось устроиться в редакцию, хотя я уже много писал для «Крымского комсомольца». Но потом всё-таки вопрос решился, и я начал работать корреспондентом отдела учащейся молодёжи.

 Наверное, это как сегодняшней симферопольской выпускнице поступить во ВГИК.

 Знаю точно, семья моя (к тому времени у меня уже были жена и маленький сын Денис) восторга не испытала. В школе оклад у меня как у заместителя директора составлял 170  советских рублей, а в редакции – всего 120. Но было желание изменить свою жизнь, что в конце концов перевесило. В «Крымском комсомольце» я проработал много лет, сделал вполне удачную журналистскую карьеру -- от корреспондента до заведующего отделом. Был политическим обозревателем этой же газеты и стал первым парламентским корреспондентом. После референдума 1991 года областной совет был преобразован в Верховный Совет Крыма, и я уже присутствовал на всех его заседаниях.

Мы как-то тему любопытства упустили.

 Я смотрел на работу депутатов из, условно говоря, «ложи прессы», достаточно критическим взглядом. «Докритиковался» до того, что единственный из журналистов на постсоветском пространстве был лишён аккредитации. Сергей Цеков, бывший в то время спикером парламента, читая мои критические публикации о работе крымского парламента, инициировал такое решение. И в один не прекрасный день я вошел в известный «пентагон» на улице Карла Маркса, а милиционеры меня не пустили. Уж не знаю, судьба это так распорядилась, но буквально через несколько дней после этого события Сергея Павловича Цекова самого отправили в отставку. В должность вступил новый председатель парламента – Евгений Супрунюк, и моя аккредитация была восстановлена. Сегодня мы Сергеем Павловичем Цековым друзья, коллеги. Иногда я шучу: «Вот не надо было меня трогать, может быть, и тебя бы тогда не тронули». Но это всё юмор.

А как же Вы оказались депутатом?

-- А вот поступило такое предложение в 2006 году. Я воспринял этот крен судьбы как сюжет для материала под рубрикой «Журналист меняет профессию». В советской прессе бывало, что репортёр становился поваром, водопроводчиком и потом писал об этом. И вот я тоже подумал: почему бы мне не посмотреть на работу парламента изнутри? Тем более, что меня критиковали из-за чрезмерной предвзятости по отношению к местному парламентаризму.

Но потом вышло так, что я стал не просто депутатом, меня выдвинули на пост председателя постоянной комиссии. Называлась она так -- «Постоянная комиссия ВР АРК мандатная,  по депутатской этике,  организации работы Верховной Рады и средствам массовой  информации». По сути, эта структура занималась внутренними вопросами организации работы всего парламента, плюс этика и кураторство над СМИ.

Я был вполне успешным депутатом. Впрочем, говорю это с иронией, потому что никаких специальных задач перед собой не ставил. Тем не менее, коллеги-депутаты избрали меня  членом президиума, затем вице-спикером, а до 2014 года я работал уже первым вице-спикером. И, кстати, в истории парламента АР Крым я единственный человек, который дважды занимал должность  первого заместителя председателя парламента – и Гриценко, и Константинова. Вот к чему привело любопытство. 

Фото: Общественной палаты РК

Когда решение о возвращении Крыма в родную гавань было принято, Вас избрали председателем конституционной комиссии. Какие сложности возникли при разработке этого важного документа?

 Признаюсь, я очень благодарен судьбе за то, что был причастен к этому большому делу. Сложность подготовки нового варианта Конституции заключалась в том, что у Крыма в новейшей истории после 1991 года было несколько её версий. Почти все, кроме Конституции 1998 года, Киевом отменялись, потому что ему не нравились наше желание принимать законы, дух свободы, самостоятельности, российский вектор. И только когда в 1998 году Леонид Грач, который тогда возглавлял парламент, пошёл на компромисс с киевской властью, тогда и родилась Конституция, кстати, сыгравшая свою роль в «Крымской весне». 

Вообще так называемая «Конституция Грача» всегда подвергалась критическим нападкам, потому что была продуктом компромисса, а известная поправка депутата Зайца вообще низводила её до не очень значимого документа. Но в Киеве проглядели, что в этой Конституции закреплено право автономии на проведение местного референдума, коим мы и воспользовались в марте 2014-го. И когда сегодня говорят, что мы не могли провести референдум, это говорят люди, которые или не знают положений Основного закона, или делают вид, что не знают.

Итак, нужно было создавать новую Конституцию российского Крыма. Я возглавляю конституционную комиссию, в которую входило большое количество специалистов – известных российских и крымских юристов, представителей общественных организаций, ветеранов «Крымской весны». Задача стояла сложная, ведь нужно было провести эту работу в очень сжатые сроки. Буквально на днях мы будем отмечать 5-летие крымской Конституции. Сразу хотел бы сказать, что я очень благодарен коллегам, которые вместе со мной работали над этим проектом.

Конечно, было много споров, непонимания – некоторые «замахивались» на кое-какие пункты, не учитывая российской практики. С другой стороны, наблюдалась некая эйфория –  мы ведь с середины 90-х мы утратили право законодательной инициативы. А тут оно возвращалось, мало того, мы могли вносить проекты законов даже в Федеральное собрание РФ!  Долго наша комиссия дискутировала по поводу государственных языков Крыма, потому что в украинский период огромное количество людей всю свою жизнь боролись за свободное использование русского языка и говорили, что он должен быть одним из государственных на Украине. Это вызывало сопротивление Киева. Поэтому нелегко дался компромисс, чтобы в Крыму было три государственных языка, в соответствии с тремя самыми многочисленными этническими группами -- русский, украинский и крымско-татарский. В конечном итоге здравый смысл восторжествовал, чему я очень рад. Время работы над Конституцией было «горячим» - сжатые сроки, разброс мнений, отсутствие опыта, но нам помогали коллеги из регионов. К примеру, первым приехал президент Татарстана Рустам Миниханов, мы с ним долго беседовали, он делился опытом, рассказывал, как проходил конституционный процесс в Татарстане. Мы благодарны всем, кто в то время оказывал помощь. Ну и как завершение этого процесса на заседании парламента Конституция Крыма, по которой мы сегодня живём, была принята. 

Над какими законопроектами возглавляемая Вами Общественная палата работает в нулевых чтениях?

 Создание ОП в российском Крыму было достаточно сложным процессом. Как известно, первым принятым российским Крымом был закон об ОП. Некоторые даже шутят, что это я использовал служебное положение, будучи первым заместителем спикера. Я действительно был автором этого закона, но в то время не предполагал, что буду работать в ОП. Просто нам было сказано коллегами, что ОП – институт развития гражданского общества, который необходим для принятия законов, потому что именно ОП аккумулирует в себе настроения общества. Если тот или иной законопроект вызывает социальное напряжение, то ОП имеет право сказать об этом парламентариям.

Когда отмечалось 10-летие российской ОП в Кремле, я имел честь присутствовать на этом событии. В своём приветствии В. Путин впервые произнёс это словосочетание – «нулевые чтения».  То есть возможность рассматривать законопроекты до того, как они попадут в парламент, подсказывать депутатам настроение общества.

С другой стороны, законодательной инициативы ОП не имеет, но обладает правом обращаться к депутатам с просьбой инициировать тот или иной законопроект. Так было, например, с законом о защите животных от негуманного отношения. Это был один их первых законов, который мы инициировали. Причём тогда не было федерального аналога. Многие юристы говорили: «Что вы спешите? Вот выйдет федеральный закон – пожалуйста!». Но мы уже знали, что этот закон 7 лет лежит «под сукном» в Госдуме. И благодаря помощи С. В. Аксенова, В.А.Константинова и О. Е. Белавенцева документ приняли. Олег Евгеньевич связался с главным правовым управлением администрации Президента и объяснил, что в курортном регионе острая ситуация с бездомными животными недопустима.

В связи с тем, что отсчет о работе мы ведем с июня 2014 г. (в июне также будет 5-летие института ОП в Крыму), мы расставили приоритеты. Одним из них стало проведение нулевых чтений. Заметьте, мы не «поддакиваем», не штампуем законы, мы их порой оспариваем. Например, закон о курортах, где было написано, что все пляжи у нас открыты. К нам в ОП начали обращаться представители  профессионального сообщества и говорить: «Как все пляжи открыты? А если 5-звездочная гостиница, люди заплатили огромные деньги, что же им, загорать в тесноте?».  Мы тут же обратились в парламент, и В. А. Константинов пошел на пересмотр этой практики. В конце концов, этот закон вышел в нормальном виде, где сказано, что все пляжи открыты, за исключение специализированых, а самое главное – все муниципальные образования, которые находятся на берегу моря, обязаны оборудовать общедоступный пляж.

Крымская ОП призвала к более тесному сотрудничеству ОП материковой России. Какая работа по укреплению отношений проводится в данный момент?

Все ОП находятся в горизонтальных связях, у нас нет вертикали – мы не подчиняемся, к примеру, ОП России. Все ОП совершенно равноправны и, если говорить понятным для читателей языком, то прямых начальников у ОП нет. Но естественно мы работаем в тесном сотрудничестве и взаимосвязи. Несколько недель назад мы заключили очередное соглашение с ОП Татарстана. В Крым прибыла большая делегация, мы встречались, общались, обменивались опытом. Такое же сотрудничество налажено у нас с ОП России. В соответствии с законом Иван Абажер уже второй срок является представителем нашей ОП в ОП России. Мы присутствуем на каждом заседании ОП России, на каждом мероприятии, находимся в партнёрских отношениях и дальше их развиваем. 

Как Вы считаете, сильно ли отличается украинское общество Крыма от российского?

У меня не так давно состоялся горячий спор с украинским политологом, живущим в России (не буду называть его имя и фамилию). У нас был телемост, и когда я рассказал, что мы создали ОП в 2014 году и являемся институтом развития гражданского общества, он ехидно поинтересовался: «А какое это у Вас гражданское общество в Крыму?». Я ему ответил, что если бы у нас не было гражданского общества, то не было бы и «Крымской весны». Целые поколения крымских общественных активистов работали на будущее, которое потом вылилось в «Крымскую весну». А ведь это всё гражданское общество. То сопротивление, которое нам оказывал официальный Киев, воспитывало и закаляло граждан. Поэтому ОП стала развивать тенденции, наработки, положения, которые уже были. Конечно, наше и украинское гражданское общество – разные понятия. Потому что цели другие. Тогда цели были протестные, связанные с борьбой, сейчас – цели развития, созидания, усовершенствования. Очень важная цель – общественный контроль. На Украине никто даже представить не может, что общественный деятель будет иметь право общественного контроля. Эти качественные изменения влияют на развитие гражданского общества.

Сегодня Ваш день рождения. Что бы Вы себе пожелали, если бы  праздновали, к примеру, 20-летие?

 Я считаю, люди, которые мечтают прожить жизнь по-другому, наверное, неудачники, потому что им не нравится то, чего они достигли в жизни. Не бывает такого, к сожалению, дважды в одну реку войти нельзя.

Конечно, за прожитые годы сделано много ошибок, ложных выводов, иногда казалось, ты в чем-то разбираешься, а сегодня понимаешь, что не очень. Но, в отличие от других, у меня есть возможность сравнить себя тогда и сейчас. Когда мне исполнялось 60 лет, я издал книгу – «Перечитывая заново». Действительно, взял и перечитал огромное количество своих журналистских материалов. С 80-го года я занимался профессиональной журналистикой, если все мои материалы издать, вышло бы несколько томов. Но я собрал самые интересные публикации под одной обложкой, не изменив ни одного слова, ни одной запятой. И там есть и заблуждения, и мои неверные предположения, и мои субъективные оценки. Всё это есть, пусть люди прочитают и поймут, что нормальный человек всегда может повернуть голову назад и сказать: «Да, я был неправ». Поэтому, оборачиваясь назад, я вижу то, что шел всё-таки последовательными шагами, делал добро, старался поступать правильно. Конечно, что-то хочется изменить, но задним умом сильным не будешь. То, что было – всё моё: и достижения, и промахи. Это повлияло на мою нынешнюю жизнь. Что хочу пожелать себе? Больше здоровья. Я всегда вспоминаю, как в молодости желали здоровья, и я пропускал это всё мимо ушей. Поэтому обращаюсь к молодым людям – берегите здоровье, это важно.

Автор: Анастасия Гридчина 

Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором. Мнение авторов и приглашенных гостей может не совпадать с позицией нашей редакции.
0 Комментариев
Комментарии (0)
Оставить комментарий
Имя
Комментарий
Защитный код
Обновить
Обратная связь
8 (978) 080-05-32
м. Сімферополь